12.11.17

Alexey Nikonov - Алексей Никонов : "Tombé par hasard…"



Tombé par hasard
entre l’hiver et le froid,
quand partout dans la ville
rugissent les réveils,
j’ai vu un coin de bleu que j’ai pris pour un signe :
Il me fallait une victoire, des livres, des joints,
et du valium.
D’abord contacter le dealer, après la librairie.
De la lecture, de l’herbe et des tranquillisants,
de quoi encore a-t-on besoin ?                                
Prendre son pied, cela se vit,
cela ne se contrôle,
ne se vérifie pas.
Quand j’arrivai mardi matin,
le Principat Poutine depuis l’écran télé
haranguait tout le magasin.
Je me mélange les canaux dans cette ville,
mais la Moïka, ou Fontanka,
braillait aussi comme une chienne.
J’ai parlé de tout ça, à tort,
comme d’une blague salace,
mais tous les livres à mon approche
remuaient du cul comme des putes.
Je regardais ailleurs, j’avais envie de boire,
mais sur les étagères, un drame se jouait
que je ne pouvais arrêter :
se dévorant les uns les autres,
dans une orgie pâte-à-papier,
les livres hurlaient, alors que dans la rue
déchirait les passants une tempête rouge…
Ça en jetait vraiment,
et puis j’ai oublié les mots,
la matinée s’est achevée,
tout comme l’herbe et les cachets.


©Alexey Nikonov, 02/2004
©traduction Vincent Deyveaux

*

Я оказался случайно
в центре зимы и холода,
когда будильники заверещали
по всему городу.
Я увидел дырявое небо
и понял, что это послание.
Необходимы - победа,
рифма, трава и реланиум.
Надо было звонить барыге,
а потом ждать открытия книжного маркета,
в общем, необходимы - книги,
трава и транквилизаторы.
Присутствие прочего недоказуемо.
Кайф - это то, что возможно проверить,
то есть всё то, что непредсказуемо
невозможно измерить.
Путинский принципат в телеприёмнике
огласил помещение криком,
когда в середине вторника
я пришел покупать книги.
Мойка или Фонтанка, я слабо
разбираюсь в названии местных канав,
тоже орали как падлы.
Я где-то ошибся, назвав
происходящее грязной шуткой,
но только, когда я зашел в магазин,
книги, как проститутки, начали лебезить.
Я пытался смотреть только прямо.
Мне очень хотелось пить.
А на полках разыгрывалась драма,
и я ее не мог остановить.
Книги орали и жрали друг друга,
разевая бумажные пасти,
а на улице красная вьюга
разрывала прохожих на части.
Это действительно было круто
и я снова забыл все слова,
потому что закончились - утро,
транквилизаторы и трава.

  Алексей Никонов, 02.2004
перевод Венсана Дево

Aucun commentaire:

Enregistrer un commentaire